Как «еврейский вопрос» поссорил Лию Ахеджакову и Валентину Талызину

Ахеджакова и Талызина предстали в образах закадычных подруг в бессмертной «Иронии судьбы». Дружили актрисы и в реальной жизни, причем как до, так и после этого фильма.

Они поддерживали друг друга в тяжелый период 90-х, когда всем артистам пришлось «затянуть пояса», продолжалось их общение и в 2000-е. Лия и Валентина часто с гордостью говорили в интервью, что им нечего делить и не о чем спорить.

Однако жизнь показала, что в один момент все может измениться…

Дружба двух талантливых женщин началась в студенческую пору. Они обе учились в ГИТИСе и легко нашли общий язык, а совместная работа в кино лишь еще больше их сблизила.

Первая и единственная крупная размолвка Ахеджаковой и Талызиной произошла во время подготовки к съемкам ремейка на все ту же «Иронию судьбы».

Режиссер картины, которая должна была выйти под названием «Ирония судьбы. Продолжение», предложил обеим актрисам снова сыграть двух веселых подруг. Именно в этот момент и произошла неожиданная ссора.

Лия Ахеджакова, увидев сценарий, категорически отказалась участвовать в «этом посмешище». Она весьма резко высказалась относительно художественных способностей создателей «Продолжения» и просила не вовлекать ее в подобное «искусство».

Что же касается Талызиной, то она, напротив, с готовностью согласилась сниматься в новом фильме. Причем внезапная резкость Ахеджаковой ее удивила. Валентина в недоумении отправилась к подруге, надеясь переубедить ее. Талызина искренне не понимала, почему ни с того, ни с сего остается в кадре одна.

Однако Ахеджакова была по-прежнему категорична. Она сообщила Талызиной, что не может позволить себе сниматься в кино «такого низкого качества». Валентина Илларионовна сочла такую позицию подруги ни чем иным, как проявлением излишних амбиций. Но спорить с Ахеджаковой она тогда не стала.

В рамках съемок встал вопрос о том, как объяснить отсутствие героини Лии Меджидовны. Сценаристы решили, что она просто-напросто «пошла в магазин». Однако склонная к творческим и неординарным подходам Талызина сочла такой вариант слишком простым и скучным. Вместо этого актриса предложила вариант поинтереснее — подруга уехала жить в Израиль, на свою родину.

Съемки благополучно продолжились без Ахеджаковой, причем отсутствие в кадре ее героини получило объяснение. Казалось бы, вопрос закрыт. Но не тут-то было…

Когда Лия Ахеджакова узнала, как поступили с ее героиней и кто именно предложил вариант с Израилем, она пришла в настоящую ярость. Актриса назвала подобный сценарный ход «откровенным издевательством», а тех, кто имел отношение к картине, окрестила «беспринципными сволочами».

Стоит ли говорить, что на свой счет оскорбление приняла, прежде всего, Талызина. Такого от подруги она точно не ожидала. Валентина Илларионова хотела объясниться с Ахеджаковой, но та не пожелала ни видеть ее, ни говорить с ней.

Увы, так бесславно закончилась многолетняя дружба двух талантливых артисток. Каждая осталась при своем мнении: Талызина считала, что подруга стала жертвой «звездной болезни» и нездоровых амбиций, а Ахеджакова, в свою очередь, оскорбилась циничностью Талызиной, которая поглумилась над происхождением подруги.

Как видно, «еврейский вопрос» в звездной среде по-прежнему остается острой и слишком чувствительной для многих темой. К сожалению, Лия Ахеджакова оказалась настолько обижена «подчеркиванием ее еврейского происхождения», что так и не согласилась идти на перемирие с Талызиной и даже принимать ее извинения.

Что же касается Валентины Илларионовны, то она неоднократно говорила, что простила подругу и готова мириться и с Ахеджаковой.

Как «еврейский вопрос» поссорил Лию Ахеджакову и Валентину Талызину