Артисты, чью жизнь сломала министр культуры Фурцева

Имя Екатерины Фурцевой, министра культуры СССР, стало хорошо известным из-за крутого нрава этой дамы. О Фурцевой буквально ходили легенды. Кто-то считал, что она самодурствует, кому-то, напротив, казалось, что министр лишь обладает холодным умом и подходит к своей работе сугубо профессионально.
В творческой среде чиновницу откровенно недолюбливали и даже боялись. Было хорошо известно, что если Фурцева «точит зуб» на артиста, то большого будущего в сфере культуры у него точно не будет.
О представителях советской эстрады, ставших жертвами личной неприязни со стороны своенравного министра, читайте далее в нашей подборке!
 

Владимир Высоцкий

 
Успех, которым пользовался этот артист, описать обычными сравнительными определениями крайне сложно. Высоцкий был настоящим феноменом среди советских исполнителей.
При этом, как ни удивительно, но при всей своей популярности артист не мог выпустить ни одной пластинки! Говорят, что все дело было в Фурцевой.
Министр рассматривала творчество Высоцкого как откровенный вызов советской действительности, а некоторые его песни воспринимала на свой личный счет. Это касается, например, «Диалога у телевизора» и «На Канатчиковой даче».
Тем не менее, при личной встрече Фурцева неожиданно прониклась аурой Владимира Высоцкого, разговорилась с ним и даже дала ему номер телефона своего кабинета. Впрочем впоследствии то ли чары обаяния Высоцкого развеялись, то ли чиновница просто сняла маску вежливости. Всякий раз когда артист звонил в министерство культуры по указанному номеру, ему сообщали, что Екатерины Фурцевой нет на месте.
Министр также всеми силами пыталась помешать Высоцкому выезжать в заграничные командировки, и лишь вмешательство сразу нескольких влиятельных лиц из числа поклонников барда помогло ситуации.
Нельзя сказать, что Фурцева в прямом смысле сломала творческую судьбу Высоцкого. Однако неоспорим тот факт, что ее личное восприятие его песен серьезно затормозило развитие успехов артиста и помешало его гению раскрыться максимально широко.

Тамара Миансарова

 
Первое время начинающая певица пользовалась благосклонностью министра Фурцевой. Та даже посылала ей личные поздравления и выделяла среди других артистов, включая уже достаточно известного тогда Иосифа Кобзона.
Но однажды ситуация коренным образом изменилась. Миансарова была вместе с другими популярными тогда советскими исполнителями приглашена на новогодний вечер в Кремль. Там артистка была душой компании, она собирала на себе всеобщее внимание, много общалась, улыбалась и радовалась.
Поговорить с Миансаровой подходили Юрий Гагарин и Никита Хрущев. Было видно, что на фоне других представителей творческой среды Тамара явно выделяется.
Это заметила министр Фурцева и оказалась очень недовольна. Она в принципе отрицательно относилась к так называемым «артистам-выскочкам», то есть тем, кто слишком сильно заметен на фоне остальных.
Не прошло и месяца, так Миансарова была обвинена в антипатриотизме. Ее песни вдруг сочли несоответствующими советской идеологии, самые известные и любимые зрителями запретили к исполнению.
Сама певица стала персоной нон-грата для любых крупных мероприятий и концертов. Ее больше не пускали на телевидение и радио. Стоит ли говорить, что при таком подходе артистка постепенно оказалась забытой.
Екатерина Фурцева таким своеобразным способом отомстила молодой и яркой певице, напрочь лишив ее творческих перспектив.

Клавдия Шульженко

 
Ситуация с этой артисткой развивалась и вовсе специфическим образом. Екатерина Фурцева была назначена на свой пост в то время, когда Шульженко уже знала и любила вся страна. Она была самой настоящей признанной звездой.
Стоит ли говорить, что благодаря своему успеху Шульженко уже обрела определенный авторитет и во многом могла самостоятельно решать, каким будет ее репертуар. Подобная творческая независимость певицы сразу не понравилась Фурцевой.
Министр несколько раз приглашала к себе артистку «на серьезный разговор», касающийся песенного репертуара Клавдии Ивановны. Однако та всякий раз отказывалась.
В высшее негодование чиновницу привела ситуация, когда она в присутствии нескольких людей в очередной раз попыталась заговорить с Шульженко о ее репертуаре, а та спокойно и твердо сказала, что со своим репертуаром определится самостоятельно. В тот момент Фурцева не могла позволить своему гневу вылиться наружу, но вот обиду она затаила надолго.
Министр занялась тем, что стала внимательно изучать все нюансы жизни и поведения певицы. Фурцева решила мстить расчетливо и неторопливо. При этом она также демонстративно выходила из помещения при появлении Шульженко, а во время ее выступлений вставала и покидала зал.
Фурцева инициировала подготовку нескольких фельетонов, описывающих любовь Шульженко к роскоши и ее нежную привязанность к любимой собаке.
Позже министр «со всей душой» отказала Клавдии Ивановне в предоставлении жилплощади, сообщив ей в лицо, что не терпит дурного воспитания. До сих пор до конца неясно, имела ли Фурцева в виду тот самый ответ Шульженко о репертуаре или же ее решение прийти на прием к министру культуры не в юбке, а в брюках.
Конечно, повлиять на народную любовь к Клавдии Шульженко Фурцева не могла, но вот ставить ей палки в колеса и чинить разного рода неприятности у нее получалось очень успешно.

Валерий Ободзинский

 
Однажды Екатерина Фурцева была на экскурсии по заводу, который производил грампластинки. Министр с интересом рассматривала процесс производства, когда неожиданно оказалось, что во всех цехах идет выпуск пластинок исполнителя Ободзинского.
Фурцева пришла в недоумение и недовольство. Неужели во всем Союзе есть только один певец?! Ей ответили, что артист сейчас очень популярен, его пластинки расходятся десятками и сотнями тысяч.
Чиновница раздраженно потребовала, чтобы сию же минуту пластинки Ободзинского были сняты с производства, а уже готовые экземпляры приказала размагнитить.
Не забыла Фурцева об Ободзинском и по окончании экскурсии. В результате ее вмешательства концерты певца были спешно отменены, выступления на радио и ТВ перенесены на неопределенный срок, а двери минкульта для него навсегда закрылись.
Так неожиданно был пресечен творческий успех артиста, который так проникновенно пел о любви. Не сумев найти в себе сил справиться с этой ситуацией, Валерий стал пить и принимать таблетки. Его бросила жена, он остался без денег, а жизнь стремительно катилась под откос.
Лишь в 90-е Ободзинский возвратился на эстраду, снова стал успешным, но, увы, вскоре ушел из жизни.
Артисты, чью жизнь сломала министр культуры Фурцева